Юрий Кузовков, Трилогия Неизвестная история

    СПИСОК ТЕМ:
  1. Строительство флота Петром I
  2. Реформа армии при Петре I
  3. Реформы Петра I в промышленности и торговле
  4. Социальные реформы Петра I, введение полицейского режима
  5. Реформы Петра I в отношении крестьян
  6. Реформы Петра I в отношении дворян
  7. Реформа церкви – вероисповедная политика
  8. Финансовая реформа Петра I
  9. Административные реформы и «бюрократическая революция»
  10. Реформа самодержавия
  11. Петр I и культура
  12. Общая оценка реформ
  13. Личность Петра I
  14. Историческая цензура кас. Петра I и его реформ

Случайная иллюстрация
из Трилогии


Случайная иллюстрация из трилогии
 

Диалог
Дискуссии

Реформы Петра I (петровские реформы). Неизвестная история

Внимание! Желающие принять участие в дискуссии могут выбрать любую из тем и писать свое мнение, вопрос или добавление в специальном окне в конце страницы. Регистрироваться не обязательно, нужно лишь набрать код для защиты от спам-роботов. Просьба отнестись с пониманием к тому, что Ваши записи могут подвергаться "модерации". Приветствуется открытость - указание своей фамилии, имени и отчества или имени с адресом электронной почты. Эта личная информация хранится у администратора сайта, а на сайте публикуются только имена участников дискуссии.

ТЕМА:

Личность Петра I

Понятие «общего блага» и «государственных интересов»

 

Петр постоянно в своих указах писал об «общем благе», чем обосновывал принятые решения. Однако согласно выводам, сделанным в исторических трудах, непрестанные заявления Петра I об «общем благе» и «государственном интересе» являлись фикцией и лицемерием.

«”Общее благо” - это фикция XVIII века… На самом деле “часы” всякий раз давали обратный ход, как только стрелки двигались к воображаемому царем ”общему благу”… Вместо гармонии рождались новые социальные противоречия, вместо общего согласия – классовые антагонизмы» (Павленко, с. 699-700)

Петр I «оставался туг к пониманию нужд народа» (Ключевский, LXI)

«Общее благо» понималось Петром в действительности как благо дворянской верхушки (Рожков, т. 5, с.203).

«Петр был убежден, что во имя государственных интересов можно пренебречь многими моральными нормами» (Анисимов, с. 33)

Не обращал внимания на чудовищное воровство со стороны «верховных господ», присваивавших суммы, сопоставимые с теми, что поступали в бюджет государства: Меншикова, Апраксина, Головкина и др. (Павленко Н.И. Вокруг трона. М., 1998, с. 93-99), - но сурово наказывал мелких чиновников, уличенных в мелких взятках. По словам Павленко, «Грабеж казны Гагариным и Курбатовым, злоупотребления Нестерова [понесших наказания] на фоне казнокрадства Меншикова выглядят невинными забавами» (Павленко, с. 704)

А, например, солдата, взявшего себе кусок меди из горевшего дома во время пожара (который, скорее всего, пропал бы в огне) Петр убил прямо на месте (Покровский, т. 3, с. 188).

Отсюда можно сделать вывод: говоря о «государственном интересе», Петр в действительности подразумевал интересы  небольшой группы «верховных господ» и интересы дворянской верхушки в целом.

В учебниках утверждается противоположное тому, что написано в специальных научных трудах

 

«Известно и суждение самого царя… : “Болезнь упряма, знает то натура, что творит, но о пользе государства пещись надлежит неусыпно, доколе силы есть”. В этой емкой по содержанию фразе отразилась вся суть характера и устремлений великого российского самодержца, любившего свое Отечество больше самого себя и отдавшего все свои незаурядные и могучие силы на “пользу Государства”» (Милов, с. 123)


«… в натуре Петра все ярче проявляется еще одна характерная черта: самозабвенное, неистовое служение России, Отечеству, Российскому государству… За самоотверженную работу на пользу Отечеству, за то, что он государственный интерес всю свою жизнь ставил выше личного, история много прощала и прощает Петру» (Сахаров, с. 552)

 

«Он был постоянным примером в этой службе Отечеству…» (Сахаров, с. 624)

Палаческие наклонности Петра I

 

В истории России и крупных стран Европы нет примеров того, чтобы монарх лично выполнял роль палача, Петр I – единственное исключение.

Во время казни стрельцов в1698 г. Петр сам отрубил головы 5 стрельцам (Покровский, т. 3, с. 72а)

Перед этим Петр I собственноручно пытал стрельцов – есть свидетельство большой группы датчан, которая случайно застала его за этим занятием. Петр I был взбешен, увидев датчан, и едва их самих не отправил в тайную полицию на «розыск» (Буровский, с.404)

Петр I собственноручно пытал своего сына – царевича Алексея: об этом есть свидетельство Андрея Рубцова – слуги Мусина-Пушкина, заставшего царя за этим занятием (Анисимов, с. 451-452)

Пытки царевича Алексея с 19 по 26 июня1718 г. (после которых он умер) были превращены в ежевечерние «представления», на которых присутствовали почти все «птенцы гнезда петрова»: Меншиков, Долгоруков, Головкин, Апраксин, Мусин-Пушкин, Шафиров, Бутурлин, Толстой и др. (Павленко Н.И., Вокруг трона, М., 1998, с.337-338; Покровский, т. 3, с.200а)

Ряд авторов делают из этого вывод о садистских наклонностях Петра или о желании таким образом реализовать свою жажду власти (Буровский, с. 124)

Характеристика, данная Петру I Л.Н.Толстым: «был осатанелый зверь», «великий мерзавец, убийца» (Буровский, с. 5)

Кстати, целый ряд (возможно, большинство) историков считают, что никакого заговора царевича Алексея не было, дело было сфабриковано Петром. Это подтверждает отсутствие прямых улик и несерьезность участников «заговора», привлеченных к ответственности – все они мелкие люди. Действительную причину историки видят в желании устранить нелюбимого сына и оставить наследником трона малолетнего сына Екатерины (Покровский, т. 3, с. 184а; Буровский, с. 462-469; Анисов, с. 102 – ссылается также на мнение историка Погодина; Анисимов, с. 441-450)

В учебниках упоминается лишь участие Петра в стрелецких казнях и наблюдение за пытками сына. Многодневные издевательства над сыном в некоторых учебниках трактуются как подвиг Петра во имя службы отечеству

 

«В [стрелецких] казнях участвовал сам Петр и его сподвижники» (Милов, с. 27)

«Царь принял активное участие в допросах обвиняемых [стрельцов]. Допросы сопровождались зверскими пытками. Петр проводил в застенке долгие часы, лично разработал изуверский ритуал казни…» (Сахаров, с. 541)

 

«Петр сам рубил головы ненавистным стрельцам» (Сахаров, с. 545)

 

«Начались средневековые жестокие пытки. На первом допросе был отец, а также А.Д.Меншиков, Я.Ф.Долгорукий, Ф.М.Апраксин… Экзекуция длилась один час… Несчастный царевич, не выдержав пыток и стресса, умер 26 июня «пополудни в 7-м часу». Так завершилась трагедия царя-преобразователя, положившего на алтарь Отечества всего себя, без малейшего остатка, не остановившегося даже перед нетленными отношениями отцовства» (Милов, с. 97)

 

«На первом же допросе в крепости с применением пыток – дыбы и плетей – присутствовал царь в окружении своих сподвижников – Меншикова, Толстого, Апраксина и других. Под пытками Алексей дал новые сведения. Допросы и истязания продолжались десять дней. Затем суд огласил приговор: смертная казнь. Царь этот приговор не опротестовал и тем самым нарушил клятву, данную сыну перед его возвращением на Родину» (Сахаров, с. 619)

 

 

Исключительная жестокость по отношению к простым людям

 

В 1698 г. казнил около 1500 стрельцов, которые в подавляющем большинстве не были ни в чем виноваты и не сознались в намерении «учинить бунт» даже под жестокими пытками (Павленко, с. 124-127). Причем, многие стрельцы были подвергнуты самой мучительной казни – колесованию (Покровский, т. 3, с. 72а)

При подавлении булавинского восстания 1707-1708 гг. на Дону Петр прибег, по словам Павленко, к «чудовищно жестоким формам борьбы с восстанием»; согласно его указу городки, причастные к восстанию, приказано было «жечь без остатку, а людей рубить, и заводчиков на колеса и кольи…». Всего при подавлении восстания было уничтожено более 23 000 человек (Павленко, с. 332, 336)

В учебниках освещена роль Петра в стрелецких казнях. О его роли в кровавом терроре 1707-1708 гг. там не упоминается, равно как и о масштабах террора. Жестокость царя объясняется «служением Отечеству»

 

«по возвращении гневного царя из-за рубежа начался грандиозный сыск стрельцов четырех бунтовавших полков. Это было начало кровавого террора…» (Милов, с. 27)

 

«Петр обрушился на мятежных стрельцов… Более двух тысяч стрельцов было казнено дополнительно… Сыск и казни продолжались несколько месяцев» (Сахаров, с. 545)

«во всем, что касалось долга и служения государству, был нетерпим и жесток к людям» (Сахаров, с. 625)

Тщеславие

 

Некоторые историки приводят факты, свидетельствующие об огромном тщеславии Петра, неумеренном стремлении к самовосхвалению и приукрашиванию своих действий. Хвала в его адрес исходила не только от его подчиненных, которые и без того были рады его хвалить, но и от него самого.

Как отмечает Рожков, Петр сам неоднократно хвалил себя за то, что печется об «общем благе» и «государственной пользе». Так, в манифесте о вызове иностранцев 1702 г. он написал «о попечении нашем об общем благе», в другом указе написал о себе, что он «трудился в добрый порядок привесть земское справедливое правление» (Рожков, т. 5, с. 203)

Перед Полтавской битвой он заявил перед войском: «А о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога – жила бы только Россия во славе и величии» (Рожков, т. 5, с. 226)

В 1711 г. для упрочения своей славы составил «Гисторию Свейской войны», содержавшую безудержную хвалу в свой адрес, причем активно участвовал в ее написании. В 1722 г. задумал написать историю всех реформ своего царствования (Рожков, т. 5, с. 228).

Начиная с 1703 г. регулярно печатались многочисленные панегирики в адрес Петра по случаю мельчайших побед в Северной войне (Рожков, т. 5, с. 243).

Есть много примеров хвалебной поэзии: вирши братьев Лихудов по случаю взятия Азова (много раз переиздавались), «Слава торжеств и знамен побед Петра» Коплевского (1700), «Триумф польской музы» (1707), «Песнь приветствия» (1721) и др. (Рожков, т. 5, с. 247)

Анисимов пишет, что по случаю захвата двух заблудившихся мелких шведских судов (бота и шнявы) 7 мая 1703 г. «Петр и Меншиков удостоились высшего, и, впрочем, единственного тогда, ордена Андрея Первозванного, остальные участники сражения также были щедро вознаграждены. Петр написал о победе в Москву и в ответ получил уверения, что ничего подобного в истории России не было». По этому случаю была выпущена медаль с текстом – «Небываемое бывает», а день захвата судов объявлен национальным праздником. «Такие победы, - пишет историк, - были обычным делом для донских и особенно запорожских казаков…», но ни одна не удостаивалась даже упоминания (Анисимов, с. 166)

Павленко пишет, что Петр старался приукрасить свои действия под Нарвой в 1700 г., когда он бежал из армии накануне сражения («Известно, что оно состоялось 19 ноября, а Петр покинул лагерь 18 ноября»). Петр инструктировал Федора Салтыкова,  посланного к королю Августу, всем рассказывать,  что царь уехал из войска за несколько дней до сражения, и ту же версию излагал позднее в «Гистории Свейской войны». Кроме того, в этом «историческом труде» он исправил в свою пользу договор с турками, чтобы выглядеть в лучшем свете (Павленко, с. 200-201, 485).

Вершиной самовосхваления Петра I историки считают фразу, озвученную во время триумфа царя по случаю взятия Дербента, в которой деяния Петра ставились выше деяний Александра Македонского: «Сию крепость соорудил сильный или храбрый, но владеет ею сильнейший и храбрейший» (основателем Дербента считается Александр Македонский) (Павленко, с. 607, Рожков, т. 5, с. 228)

По словам Рожкова, «Петр любил славу до того, что не гнушался даже прямой лестью и ложью» (Рожков, т. 5, с. 228)

В учебниках утверждается обратное, а те же факты преподносятся как часть неустанного труда Петра I на благо государства, при этом восхваляется его скромность. О факте его отъезда из-под Нарвы накануне битвы и его попытках скрыть этот факт в учебниках не говорится.

 

«Сам Петр в свободные часы работал над “Историей Свейской (т.е. шведской) войны”. Но времени было мало, и его труд остался неоконченным… Новым явлением в литературе стала публицистика – произведения, созданные петровскими сподвижниками и прославлявшие деяния царя-реформатора. Такими были, например, творения Феофана Прокоповича… В своих трудах “Слово о власти и чести царской”, “Правда воли монаршей”, он прославляет Петра I, его преобразования России…» (Сахаров, с. 601-602)

 

«Человеку, глубоко занятому делом, творчеством, не нужны внешние знаки отличия, славословия и лесть. Всего этого Петр не терпел» (Сахаров, с. 624)

Половая распущенность

При Петре всегда находились «метрессы», о чем прекрасно знала его жена Екатерина, также она знала и самих его «метресс», в некоторых письмах, написанных друг другу, они их открыто обсуждали (Анисимов, с. 465)

Петр также «без всяких стеснений делился с ней откровеннейшим образом своими ощущениями, испытанными от интимного общения с потерянными женщинами» (Рожков, т. 5, с.225).

Да и сама Екатерина до Петра была сожительницей Шереметева, затем перешла в сожительницы к Меншикову, а потом – к Петру I (Павленко, с. 224), что не помешало Петру на ней жениться и сделать ее императрицей. Историки называют ее «публичной девкой» и пишут о десятках ее любовников; обе ее дочери считались большинством современников рожденными вне брака (Буровский, с.482; Покровский, т. 3, с.226)

В учебниках ничего нет

Болезнь Петра I, приведшая к смерти в 1725 г.

 

Диагноз, поставленный итальянским врачом Азарини, лечившим царя (по секрету сообщил о нем фр. послу Кампредону): «застарелая венерическая болезнь (сифилис)» (Павленко, с. 781)

В СССР был организован консилиум врачей (очевидно, с целью опровергнуть диагноз), выдавший в 1970 г. заключение – «по-видимому, злокачественное заболевание предстательной железы, или мочевого пузыря, или мочекаменной болезнью» (Павленко, с. 783)

Однако за полгода до смерти Екатерины I (ум. в 1727 г.) в переписке французского посланника в Петербурге и министра иностранных дел Франции говорилось, что вдова Петра I больна сифилисом, из чего Покровский делает вывод, что Петр и ее заразил сифилисом (Покровский, т. 3, с. 210).

Таким образом, второе свидетельство (о болезни Екатерины) подтверждает правильность диагноза Азарини.

В учебниках говорится, что слух о сифилисе был придуман Кампредоном, и что консилиум советских врачей его опроверг. Другие факты отсутствуют

 

«Эти факты свидетельствуют о ложности слухов, пущенных французским посланником Кампредоном, о том, что российский император якобы страдал какой-то венерической болезнью…» (Милов, с. 123)


Виктор Харламов, 02.09.2016 в 11:59:51

Если Алексей Толстой при написании книги советовался со Сталиным , то историки давних времён тоже не отставали , поэтому убирая тёмные пятна в биографии тирана просто ретушировали действительность .



Оставить свой комментарий
Представтесь войти на сайт
Сообщение
Защита от
спам-роботов

Введите цифровой код, указанный на картинке, в поле под ней
<<< Перейти к предыдущей теме | Перейти к следующей теме >>>
   
Яндекс-цитирование