Юрий Кузовков, Трилогия Неизвестная история
 

Мониторинг прогнозов ситуации в мире и в России/СНГ

I. Прогноз на 2019 год

Прогноз экономической ситуации в странах Запада в 2019 г.

(Ю.Кузовков, 3 января 2019 г.)

В США сформировался огромный пузырь, который может лопнуть в 2019 году, хотя, конечно, не исключено, что это произойдет позднее, в 2020-м. Но этот пузырь уже на пределе. На это указывает целый ряд показателей:

  • Показатель Баффета (капитализация акций/ВВП) находится на «предкризисном» уровне (ранее он достигал такого уровня лишь накануне обвалов акций - 1999, 2007 гг.)
  • Соотношение капитализация/прибыль (P/E ratio) также на «предкризисном» уровне – 35 вместо «нормального уровня» 16 (ранее он достигал такого уровня накануне обвалов акций 1929, 1999, 2007 гг.)
  • Брокерские ссуды (отношение роста брокерских ссуд к росту акций) – данный показатель сегодня на беспрецедентно высоком уровне за всю историю фондового рынка – 300%, ранее в предкризисные годы (1929, 1999) он достигал 150-200%
  • Задолженность компаний – также на «предкризисном» уровне. В последние годы именно американские компании выступали главными покупателями собственных акций. Это произошло благодаря тому, что в США был отменен запрет на покупку собственных акций, действовавший с 1934 года. В результате компании инвестировали в собственные акции более 5 трлн. долларов (так, Apple купил своих акций на 266 млрд., IBM – на 191 млрд. долл., и т.д.). Именно это и явилось главной причиной беспрецедентного роста акций в последние годы, параллельно с ростом корпоративной задолженности и объема брокерских ссуд. По сути, это ничем не обеспеченные кредиты, так как, вместо вложений в производство, компании вкладывали деньги в скупку своих акций по все более высокой цене, намного превосходившей нормальные показатели.

Вся эта пирамида до сих пор могла существовать лишь благодаря беспрецедентным денежным вливаниям, сделанным ФРС США, начиная с 2009 г. В общей сложности было выпущено почти 4 трлн. долларов, что позволяло ФРС удерживать ставку кредита на чрезвычайно низком уровне – около 1% годовых. Но в последние 2-3 года она была вынуждена постепенно повышать ставки (только за 2018 год они были повышены на 1%). По мере дальнейшего неизбежного роста процента в США все более возрастают риски гигантского обвала на рынке акций – по оценкам, на 70% и более, - который неизбежно перерастет в цепь банкротств американских компаний и в резкое падение курса доллара.

Одновременно с этим обвал произойдет и на рынке недвижимости США. По оценкам, цены на недвижимость упадут в 2 раза. Это приведет к массовым личным банкротствам владельцев недвижимости в США, купивших ее по ипотеке. В целом задолженность физических лиц в США также достигла беспрецедентного уровня (13 трлн. долл.), и после обвала на рынке акций и недвижимости начнутся массовые личные банкротства, которые в свою очередь приведут к банкротствам банков, активно выдававших ссуды населению.

С учетом той исключительной роли, которую играет доллар в глобальной экономике, описанные выше события будут иметь следствием не просто очередной циклический кризис в США, а настоящую глобальную финансовую катастрофу. Самым страшным следствием этого финансового кризиса для США и всего мира станет утрата доверия к доллару. Крах доллара назревал уже давно, но никогда США не стояли к нему так близко, как сейчас. Массовый сброс долларов, паника, резкий обвал валютного курса доллара, замораживание ряда счетов в долларах – вот что, вероятно, ждет нас в 2019-2020 гг.

Самым верным способом избежать указанных рисков (обесценения доллара и замораживания счетов в долларах) являются вложения в золото или реальные активы. Большинство инвесторов в мире пока этого еще не осознали; однако будущие финансовые потрясения и соответствующие меры со стороны западных государств раскроют им глаза, что ускорит наступление глобального финансового краха.

В этой связи в 2019-2020 гг. вероятен значительный рост цены золота.

Прогноз экономической ситуации в России в 2019 г.

(Ю.Кузовков, 3 января 2019 г.)

В 2019 гг. экономический кризис будет продолжаться. Низкие цены на нефть и отсутствие собственного производства многих товаров обусловят слабость российского рубля. Роста ВВП не будет либо он будет в пределах статистической погрешности.

Уровень жизни населения страны снижается уже 5 лет. И в 2019 году вряд ли стоит ожидать изменения этой тенденции.

Правительство своими действиями (увеличение НДС до 20%, усиление налогового пресса для среднего и малого бизнеса) лишь усугубляет ситуацию – собственное производство не растет, а даже сокращается, что приводит к стагнации ВВП и сокращению реальных доходов населения.

Если на Западе начнется глобальный финансовый кризис, то его следствием станет новый обвал цен на нефть – до беспрецедентно низких значений. Это, в свою очередь, вызовет дальнейшее ослабление рубля, падение бюджетных доходов и резкое ухудшение экономической ситуации, которое может заставить правительство, наконец, перейти от слов к делу и начать экономические реформы.

Неполитологи: прогноз на 2019 год

(Михаил Хазин, Михаил Делягин, Федор Лукьянов, Андрей Школьников)

https://khazin.ru/articles/1-mirovoy-krizis/64132-nepolitologi-prognoz-na-2019-god

 

II. Футурологический прогноз развития России на 30-40 и 100 лет вперед (июнь 2018 г.)

Не скрою, данный прогноз, или скорее размышления о будущем, родился под влиянием интервью с Андреем Мовчаном, в котором он высказал свое видение о будущем России на 100 лет вперед. Вот некоторые выдержки:

«Если продолжится то, что творится сейчас, – а это может тянуться очень долго, - Россия через сто лет станет заштатной страной, полностью ушедшей с рынка технологий и с мирового рынка распределения труда, имея десятые доли процента от мирового ВВП. Такие страны существуют, они внутренне нестабильны, но, в общем, живут как-то… Этот сценарий предполагает и возможность растворения - Сибирь, уходящая в сторону Китая, образование в европейской части небольшого государства, которое будет тяготеть к Евросоюзу… Ведь Россия слишком большая территориально и слишком рыхлая, чтобы её мог связывать какой-то единый экономический стержень.»

Полная версия интервью

В принципе, с этим утверждением можно согласиться – ведь мы живем в эпоху застоя, и мы все это прекрасно понимаем, как бы ни старался президент Путин по телевизору нам внушить обратное. Поэтому если этот застой продлится еще 100 лет, то действительно может произойти то, что предсказывает Мовчан.

Однако может ли застой в России продолжаться еще 100 или хотя бы 30 - 40 лет ? Мы знаем, что в истории нашей страны в последние 100 лет были не только периоды застоя, но и периоды бурного развития. Но такое чередование периодов застоя и бурного роста в истории России было не только в последние 100 лет, но и ранее. Например, в эпоху Николая I Россия сделала огромный рывок вперед в экономическом развитии. В тогдашних отраслях научно-технического прогресса, в металлообработке и текстильной отрасли, производство за годы его правления выросло в 30 раз и более. Затем, при Александре II, опять наступила эпоха застоя и упадка. Но на смену ему пришла эпоха Александра III, опять ознаменовавшаяся бурным промышленным ростом.

Может быть, кто-нибудь возразит, что, дескать, застой не характеризуется только состоянием промышленности и экономики. Да, наверное, но это основа, которая очень многое определяет в развитии общества. В развитых странах именно в промышленности создается львиная часть добавленной стоимости, которая позволяет им жить богато. Эта добавленная стоимость создается не в сфере услуг и не в торговле, и лишь малая ее часть создается в сельском хозяйстве. Именно промышленность, которая из кусков алюминия, железа, стекла и пластика (которые стоят копейки) создает автомобили, самолеты (которые стоят миллионы) и прочие дорогие и полезные изделия и продукты, создает ту добавленную стоимость, благодаря которой нация может жить богато. Именно эта добавленная стоимость и обретенное благодаря ей богатство и благосостояние нации позволяют этой нации развиваться культурно и интеллектуально. Без роста экономического благосостояния нация обречена на застой также и в культурном и интеллектуальном плане.

Продолжим наши рассуждения. Итак, если мы будем базировать наш футурологический прогноз не на простой экстраполяции того, что мы видим сегодня, а на историческом опыте, то мы должны признать, что вслед за периодами застоя всегда следуют периоды активного развития. И в этом есть своя внутренняя логика. Периоды развития требуют напряжения сил общества. Нужно не только много работать, но и грамотно управлять, бороться с паразитирующими элементами в обществе, а также многому учиться, повышать квалификацию, осваивать новые производства и профессии и т.д. Общество устает от этого, и ему начинает казаться, что, может быть, не обязательно делать те или иные вещи, можно пустить всё на самотек (например, ввести свободный рынок и устранить от управления государство, как это сделали в 1990-е годы), и всё само наладится. А само, как правило, ничего не налаживается. И к концу очередного периода застоя это всем становится ясно. И тогда очередная команда энтузиастов берется за управление страной, выстраивает эффективную экономическую систему, борется с сопротивлением паразитирующих элементов, а народ, уставший от безделья за эпоху застоя, берется наконец за работу, воодушевленный теми стимулами, которые для него созданы этой командой энтузиастов.

В качестве примера такой эпохи я нарочно не буду брать эпоху Сталина, хотя можно было бы взять и ее. Но та была особая эпоха, когда наш народ боролся за свое выживание перед лицом неизбежной агрессии Запада. Я возьму другую эпоху, которая более сопоставима с теми вызовами, которые мы имеем сегодня – эпоху Николая I.

Я уже сказал, что отрасли научно-технического прогресса за время царствования Николая I выросли в 30 раз. Но из этих цифр также понятно, что до николаевской эпохи наша промышленность была в самом зачаточном состоянии, и ее отставание от Запада было колоссальным. Это примерно соответствует тому, к чему мы пришли сегодня, в результате разрушения советской промышленности и в результате господства либеральной экономики и правительства, состоящего из экономических либералов.

Как был достигнут такой экономический рывок при Николае I? В его основе была политика протекционизма, начатая в 1820-е гг. Подробнее, с цифрами, датами и ссылками на исторические труды всё это описано в моей книге (Ю.Кузовков. История коррупции в России, глава XV). Но в данном случае нам интересен не сам факт, что протекционизм способствовал бурному росту промышленности (эта закономерность давно доказана в моих книгах), а то, как общество пришло к этому и что ему предшествовало. Ведь до этого Россия не знала, что такое протекционизм, а правительство, даже предпринимая усилия к развитию промышленности (как это было при Петре I), так и не смогло достичь в этой области ничего выдающегося.

А произошло следующее. После изгнания Наполеона из России в 1812 году Александр I, видя такую удачу, решил развить свой успех и, подбив сначала Пруссию, затем Австрию на выступление против французов, начал свой европейский поход против Наполеона, который завершился в 1814 году взятием Парижа и отречением французского императора. Непонятно, какие выгоды из этого рассчитывал получить Александр I, но только все выгоды от поражения и унижения Франции получила Англия, а Франция из мировой державы превратилась в ее вассала. Это в корне изменило всю политическую ситуацию в мире. Как бы мы сказали сегодня, на смену многополярному миру пришел однополярный. Англия, совершившая к этому времени промышленную революцию и владевшая огромными колониями, теперь подчинила себе и бывшую империю Наполеона. И продолжала, благодаря своей экономической и военной мощи, захватывать или подчинять экономически всё новые и новые страны и регионы на земном шаре – Африку, Индию, Османскую империю, Китай и т.д.

Лишь Российская империя оставалась той силой, которую Англия не могла подчинить себе ни экономически, ни военным путем. Она была слишком велика для этого. Таким образом, Россия и тогда для Запада (в лице Англии), как и сегодня (в лице США), являлась той силой, которая мешала достижению полного господства над миром – со стороны англосаксонской империи.

Именно с этим связана та волна русофобии и антироссийской пропаганды, которая тогда началась в Англии и других странах Европы, являвшихся по сути английскими вассалами. Резкий поворот от политики дружбы и союзничества с Россией (ведь до этого они совместно воевали против Наполеона) к политике вражды произошел практически сразу после окончательного изгнания Наполеона в 1815 г. Именно тогда в Англии появилось «Завещание Петра Великого» - лживая фальшивка, призванная настроить западную публику против России, и за этим последовал нескончаемый поток лжи и грязи, выливаемый на Россию, который не прекращался все последующие десятилетия (подробнее см. Леонтьев М. Большая игра. Москва – С-Петербург, 2009). Спустя некоторое время, во время Крымской войны 1854-1855, Тютчев напишет:

«Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть, которая с каждым годом всё сильнее и сильнее разжигалась на Западе против России, сорвётся когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал… Это весь Запад пришёл выказать своё отрицание России и преградить ей путь в будущее.»

Таким образом, можно утверждать, что сразу после падения империи Наполеона Запад начал против России холодную войну (которая спустя 30 лет переросла в «горячую» - Крымская война). И здесь мы видим прямую параллель с последними событиями нашего времени. А именно, примерно начиная с 2013 года (когда Путин резко выступил против политики Запада в Сирии и не позволил ему устранить президента Сирии Асада, подобно тому как до этого были устранены президент Ливии Каддафи и президент Ирака Хуссейн) Запад начал кампанию лжи и клеветы против России, которая не прекращается до настоящего времени, а лишь нарастает. Усиливаются санкции против России и российских компаний и предпринимателей, появляются всё новые провокации, носящие антироссийский характер и т.д.

Точно так же 200 лет назад Россия превратилась из друга и союзника Запада в ее злейшего врага – лишь по той причине, что своим существованием она мешала созданию мировой англосаксонской империи. Именно тогда началась первая холодная война англосаксонской империи против России, которую историки назвали «Большой игрой».

Итак, мы видим, что примерно в 1815 году началась холодная война против России, а с 1822 года, т.е. спустя 7 лет, Россия начала пересмотр своей экономической политики, сменив крайне либеральный режим на режим протекционизма. Почему это случилось, понять не трудно. Если Запад перестал с нами дружить и ведет себя агрессивно по отношению к России, то нельзя и далее продолжать вывозить туда наше сырье в обмен на промышленные товары. В какой-то момент Запад может просто перекрыть эту торговлю, отчего Россия очень сильно пострадает, или даже попытается, пользуясь своим технологическим превосходством, напасть на Россию – что и произошло во время Крымской войны. Совершенно очевидно, что России в таких условиях остро необходимо создавать свою промышленность и свою экономику, не зависящую от Запада.

Очевидно то очевидно, но у режима протекционизма неизбежно должны были возникнуть многочисленные противники, которые лишились прежних свобод в торговле или которые являлись платными агентами Запада. Поэтому давление было очень сильным. Нападки на этот режим в либеральной прессе были постоянными. Да и, в сущности, одной из целей Крымской войны со стороны Англии было устранение русской системы протекционизма (что и было достигнуто Англией при Александре II). Потребовалась вся стойкость и непоколебимость Николая I, чтобы сохранять и укреплять эту систему более 30 лет. Кроме того, для ее введения требовалось, чтобы сошли со сцены старые представители русской элиты, привыкшие дружить с Западом, и чтобы пришли новые, понявшие наконец, что дружба с Западом осталась в далеком прошлом и на дворе новые реалии и новые вызовы, требующие адекватных действий.

Ели мы экстраполируем эту ситуацию на сегодняшние реалии, то поймем, что такой поворот в экономической политике неизбежен в самые ближайшие годы. Необходимо лишь некоторое время для того, чтобы наша элита окончательно убедилась в том, что Запад не собирается менять свою нынешнюю враждебную антироссийскую политику, и чтобы сошли с политической сцены некоторые закоренелые западники.

Что касается президента Путина, то он, как и любой другой политик, внимательно изучает настроения элиты. И когда он поймет, что эти настроения поменялись, то и он изменит свою экономическую политику. Когда это произойдет точно, предсказать невозможно – может быть, через 1-2 года, а может быть, через 5-6, но этот поворот от либеральной к протекционистской политике неизбежен.

Прогноз на 30 - 40 лет

Итак, поскольку мы ожидаем поворот в сторону реальной политики протекционизма в ближайшие годы, то можно с уверенностью предсказать, что Россия в будущем не будет «заштатной страной, полностью ушедшей с рынка технологий и с мирового рынка распределения труда, имея десятые доли процента от мирового ВВП», как об этом пишет Мовчан, а постепенно вновь начнет превращаться в индустриальную державу. Разумеется, такое превращение потребует множества других элементов – более эффективной борьбы с коррупцией, чем то, что мы наблюдаем сегодня, лучшей системы образования. Кроме того, оно потребует пропаганды отечественных товаров и отказа от преклонения перед всем импортным, которое мы наблюдаем сегодня. Оно также потребует освоения новых производств от предпринимателей и освоения новых, квалифицированных профессий – от населения. Иными словами, оно подтолкнет рост истинного патриотизма и творчества – не квасного и показного, которые мы наблюдаем сегодня, когда чиновники нам рассказывают о новых российских технологиях и при этом демонстрируют изделия, произведенные в Китае.

В свою очередь, всё это вызовет быстрый рост ВВП, зарплат и уровня жизни населения, которое наконец, получит достойную жизнь – разумеется, при условии достойного труда.

Прогноз на 100 лет

Что касается более долгих прогнозов, то это, конечно, задача более трудная. Как мы уже убедились, история – это циклический процесс. И если впереди нас ожидает подъем, то вслед за ним когда-то наступит очередной период застоя. Произойдет ли это через 100 лет или раньше, сказать невозможно. Одно только ясно – Россия к тому времени достигнет совершенно иного уровня развития, выйдет на новые рубежи в экономике и науке и станет одной из ведущих не только военных, но и экономических держав. Ее население сильно увеличится – поскольку всегда периоды экономического роста вызывают рост рождаемости, а также иммиграции. В Россию вернутся миллионы наших соотечественников, уехавших за границу за десятилетия застоя, а также приедут миллионы иностранцев, привлеченных экономическим ростом. Территории не только Европейской России, но также Сибири и Дальнего Востока будут осваиваться. Так на пике своего очередного экономического и политического могущества и культурного подъема Россия подойдет к очередной эпохе застоя. К тому моменту люди опять забудут, какой ценой все это было завоевано, решат, что и далее всё само будет развиваться неуклонно, без труда и забот. И поверят очередным либералам, которые будут им это обещать. И цикл завершится – начнется новая эпоха застоя, которая приведет к новым экономическим и социальным потрясениям. Но вряд ли из ныне живущих и читающих эти строки сейчас, кто-либо до этого доживет – может быть, за единичными исключениями. А потому прогноз на 100 лет не имеет никакого практического значения, а имеет значение то, что мною было написано выше.

   
Яндекс-цитирование